Я тут был:


Всего посещённых стран: 21. Создайте свою карту путешествий.

1 дек. 2011 г.

TransKaz.ru'11 - Часть 6, Кустанай, Челябинск, Самара, Балаково

11.08.11-13.08.11
Про поезда.
Экспедицию TransKaz.ru’11 в полной мере можно назвать железнодорожной экспедицией.  Мы отстучали по рельсам 5696 километров, отлежали на полках 105 часов 49 минут, прокатившись на 6 различных поездах. Казалось бы, что после такой марафонской дистанции любой гудок локомотива должен вызывать в нас панику... Но знаете что я хочу вам сказать? Путешествовать поездом – классно! Да простит меня моя любимая авиация...


Если бы я не стал авиатором, стал бы моряком. Уж если бы и с морем не вышло, подался бы на железную дорогу. Видимо когда-то давным-давно пилигримы, путешественники, первооткрыватели наследили в моей родословной. Люблю я дорогу. В том числе железную.


Железная дорога сближает людей.


Не только почтой. Зная, что в пути придётся провести около суток, даже самые молчаливые попутчики вступают в разговор о жизни, политике, семье,  религии... да мало-ли о чём. Разговоры в поездах разные. Разные люди, проблемы, настроения. По моему, такие разговоры - неплохой способ познать страну, в которой находишься, с изнанки.
Разговоры разные, люди разные, страны разные - поэтому и двух одинаковых поездов не бывает. Мы уже рассказывали о поезде Ташкент-Новосибирск, в котором нас подвергли испытанию экстремальными температурами. Это поезд работяг. Поезд гасторбайтеров, следующих в большую и щедрую России в поисках счастья (вернее, заработка). Поезд надежд на лучшее. Поезд дынь и арбузов, продаваемых на российских рынках. 


Затем был скорый поезд Алма-Ата-Астана. Поезд белых воротничков, соединяющий две столицы Казахстана. Ещё один поезд Алма-Ата-Астана, уже не скорый, для обычного люда, такой же арбузный, как и Ташкент-Новосибирск, 40 минут стоял с нами в где-где Караганде. Где-где Караганду мы так и не увидели - стоянка пришлась на 2 часа ночи и желание хорошо выспаться пересилило желание познакомится с этим известным, но мало изведанным городом.
Теперь пришла пора поезда Астана-Санкт-Петербург. На нём мы прокатимся до города суровых металлургов. А тащить по бескрайним степям Казахстана нас будет вот этот Владимир Ильич Ленин, под номером семнадцать сорок семь. 


"Две семёрки, счастливый поезд," - подумал я, не приметив, как к нашему вагону приближается целая орда шумных школьников. Нам, и ещё десятку пассажиров "посчастливилось" разделить вагон со школьниками, возвращавшимися с экскурсии по Астане. Они менялись "сотками" (мобильными телефонами) для того, чтобы сидеть вконтактах и одноклассниках, выясняли кто с кем "мутит", не слушались учителей, прыгали с полки на полку. Вся эта чехарда в вольере с обезьянами продолжалась до тех пор, пока не пришёл суровый проводник, выключил свет и приказал всем спать. "Что может быть "лучше" чем целый вагон сорванцов?" - обменялись мыслями мы с Сергеем и улеглись спать.
Лучше может быть! На следующее утро в Кустанае мы сменили уставшего Владимира Ленина  свежим локомотивом. Сменились и попутчики...


Схлынула толпа школьников. Нахлынула толпа бабушек... Нет, вы не подумайте, я с великим уважением отношусь к старшему поколению. Мне не составляет труда затащить в вагон и забросить на багажную полку их трёхстакиллограмовые баулы. Я готов поменяться с ними местами. С удовольствием заполню за них миграционные карты. Но разговоры с бабушками могут быть утомительны. К концу поездки вы без запинки сможете рассказать всю родословную бабушки-попутчицы, так как услышите её трижды. И это в лучшем случае. Вы сможете объяснить, почему двоюродный брат сестры тещи бабушкиного сына нахал, а вот племянник деверя молодец. На третьем часу поездки разговоры начинают плавно перетекать в русло: "Как хорошо было жить раньше, как плохо жить сейчас." На шестом часу ты начинаешь чувствовать себя виноватым слушая монолог: "Какая нынче молодёжь пошла." Апофеозом нашей поездки стало пожелание одной из бабушек умереть прямо в вагоне.
Поймал себя на мысли, что не знаю как себя вести, когда старый человек говорит о смерти. Желать долголетия слабому, старому человеку, измученному болезнями было бы лестью. Соглашаться с тем, что ему пора отправляться в мир иной тоже как-то некрасиво. 
Долго ли, коротко ли, вместе с нашими бабушками, все живые и невредимые мы прибыли в город суровых мужиков и чуть менее суровых металлургов - Челябинск. 


Бабушки отправились дальше, а в нашем распоряжении в Челябинске было два часа на то, чтобы пополнить запасы провианта. С временем вышла небольшая неразбериха. На наших часах - время Астаны. Какой часовой пояс в Челябинске - нам не известно. Вокзальные часы показывают время московское. Вся российская железная дорога, от Владивостока до Калининграда, работает по московскому времени. Все расписания, все часы на вокзалах привязаны к Москве. К московскому времени привязались и мы. Привязались и отправились за покупками, а тем временем к перрону подали наш следующий поезд - Челябинск-Адлер.


Челябинск-Адлер, настоящий курортный поезд. В каждом купе - по семье. Мама, папа, дети. Помимо этого в купе обитают: детские горшки, надувные круги и матрасы, мячи, ракетки для  бадминтона, воланчики к ним, крема, солнцезащитные очки, чайники, кипятильники, магнитофоны и прочая утварь, чрезвычайно необходимая постсоветскому человеку для полноценного отдыха на черноморском побережье. Атмосфера в вагоне курортно-расслабленная. Но несмотря на расслабленную атмосферу, нас ждало одно очень важное географическое событие - штурм Уральской гряды. И к тому времени, когда пассажиры самоорганизовались на проведение турнира вагона по коридорному футболу, наш локомотив, усердно пыхтя  и надрываясь начал карабкаться вверх, таща за собой длинную цепочку из двадцати вагонов. 



Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт - это знает каждый. Поэтому умные инженеры сделали железнодорожную линию через Урал чрезвычайно петлявой. Местами поезд делает  поворот практически на 360 градусов. В окне видны рельсы, по которым твой поезд прошёл буквально пару минут назад. Вот-вот кажется увидишь вагоны своего состава, следующие параллельно тебе в противоположном направлении. Лежа на полке, глядя в окно можно увидеть, как звёздное небо со всей её огромной полной Луной вертится в разные стороны словно планеты в планетарии. Луна маячит то в одном углу окна, то в другом. Когда Луне надоест маячить в этом окне, она переходит на окно с противоположной стороны вагона.


Урал заманчив. Не совсем понятно, чем он манит, но тем не менее - он манит. Возможно суровыми вершинами, тёмными лесами, острыми скалами, стальной гладью озёр, туманом в ложбинах. От него веет вековым спокойствием и умиротворённостью.
Красив в лунном отблеске водной глади древний русский город Златоуст, расположившийся на склонах гор, спускающихся к озёрам - поставим напротив него галочку, надеюсь, получится посетить этот город в будущем. 
Любуясь красотами Урала мы незаметно пересекли две границы: географическую границу Европы и Азии, а также логическую границу нашей экспедиции. Закончена азиатская часть, началась европейская часть экспедиции. Это событие мы скромно отпраздновали в купе и отправились спать. На следующий день, ровно в полдень мы прибыли в Самару. Стоянка поезда в один час дала возможность нам ненадолго выбраться в город.


От Самары наш поезд повернул на юг и начал движение вдоль по течению реки Волги в сторону Саратова. Ещё одно важное географическое событие - пересечение великой русской реки Волги. Оно произошло под городом Балаково. Про Балаково я знал лишь то, что это город энергетиков. Тут расположены ГЭС и АЭС. Как оказалось, мои знания о городе были неполными. На перроне вокзала Балаково пестрили яркими синтетическими цветами торговки мочалками. Их было много - с десяток. Пассажирам проезжающих поездов предлагалось приобрести самые разнообразные мочалки на любой цвет и вкус. От патриотичных мочалок в цветах российского триколора, до оранжевых слоников. Балаково - город мочалок!


За что ещё я люблю поезда, так это за детали. Одна из таких удивительных деталей - чай в мельхиоровых подстаканниках. Подстаканники появились на российских железных дорогах давным-давно, и, надеюсь, исчезнут ещё не скоро. В них есть какая-то магия, придающая самому простому чаю особый вкус. Уютная традиция путешествия. Не могу себе представить поездку на поезде без мерного дребезжания стаканов в подстаканниках, что в купе со стуком колёс и прочими звуками вагона создаёт мелодию поездки.
Такая вещь как подстаканник очень заманчива в плане трофея экспедиции, поэтому я решил попробовать вступить в преступный сговор с проводником и официально украсть пару подстаканников. Проводник назвал цену - официальная кража одного подстаканника стоит 700 рублей (около 12 лат). Дороговато. Попробуем отыскать подстаканники, а за одно и стаканы к ним в Саратове.

4 комментария:

  1. Анонимный19:56:00

    Великолепно описана поездка!
    Всё так и есть, как пишешь.

    Жду продолжения...

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный22:51:00

    Полный восторг! Ждём продолжения!

    ОтветитьУдалить
  3. Анонимный8:02:00

    ну что уже можно сказать, "а это Саратов..." город в котором так много золотых огней как в Лос Энгельсе?:)) Я так и не понял, кто эти люди "почему двоюродный брат сестры тещи бабушкиного сына нахал, а вот племянник деверя молодец.":)

    ОтветитьУдалить
  4. Анонимный19:01:00

    Хороший отчёт, ждём продолжения ваших увлекательных путешествий.

    ОтветитьУдалить